"Владимирский централ" – главная тюрьма страны

Central_1

Для города Владимира учреждение ОД-1/Т-2, более известное как "Владимирский централ" - не самый приятный символ. Город, известный богатейшей многовековой историей, в последние годы благодаря песенке Михаила Круга и общей криминализации фольклора воспринимается многими исключительно как место расположения главной тюрьмы страны. Но, что ни говори, а это мрачное заведение – теперь тоже часть истории города и всей страны.

Тюрьму учредила Екатерина Великая в 1783 году и назвала ее "рабочим домом". Вполне невинное название с современной точки зрения, но на самом деле это изначально подразумевало тюрьму: в рабочий дом сажали за мелкие (до 20 рублей) кражи, чтобы виновный своим трудом отрабатывал украденное, да еще и с шестипроцентным превышением. При повторном попадании сюда уже не обходилось без наказания плетьми, а условия отработки были еще жестче.

Поначалу, и довольно долго, рабочий дом был деревянным, и лишь в 1835 году указом Николая I началось строительство комплекса каменных зданий. К 1840-м годам потребовалось построить несколько зданий Владимирской арестантской роты, но окончилось это строительство лишь в 1847 году, и заключенных из рабочего дома перевели в новые камеры. С тех пор, как считается, из здания этой тюрьмы никому сбежать не удавалось.

Из описания 60-х годов XIX века: "В губернском городе Владимире тюремный замок состоит из каменного трехэтажного здания. Внутри замка, в середине его, церковь во имя Божьей Матери "Всех скорбящих радость". Затем от центра, в среднем и верхних этажах по коридорам, устроенным вдоль замка и между собою разделенным сплошной стеной, расположе­ны арестантские камеры большего и меньшего размера".

Именно через эту тюрьму вели заключенных по печально известной "нижегородской дороге" в сибирскую ссылку. Дорога также получила название "Владимирский тракт".

В 1906 году появилось название "Владимирский централ", то есть эту тюрьмы сделали центральной, и именно сюда свозили многих "политических" - заключенных, арестованных за попытки свержения действующей власти. C 1918 года Владимирская тюрьма стала политизолятором для лиц, участвовавших в антисоветских выступлениях. С середины тридцатых годов с ужесточением карательной политики государства централ превратился в особую тюрьму НКВД, а в сороковых годах перешел в ведомство Госбезопасности СССР.

Сегодня главное здание централа по-прежнему смотрит окнами на Большую Московскую улицу, одну из центральных во Владимире. Внешне фасад мало чем отличается от соседних зданий. Это вытянутое метров на 150 в длину двухэтажное здание старинной постройки – типичная провинциальная больница. Отличия начинаются уже за проходной: в просторном, закатанном в серый асфальт внутреннем дворе открываются массивной кладки тюремные корпуса, ограниченные по периметру постами с современной системой сигнализации и охраны.

Central2

Всего корпусов четыре, из них три режимных для содержания заключенных и один больничный. Самый старинный – "Польский", получивший свое название от пребывания в нем повстанцев-поляков, участвовавших в восстании 1861 года.

В наши времена во внутреннем облике централа немногое изменилось. По-прежнему на окнах прочные решетки, лишь дубовые двери заменены на металлические. Прогулки заключенных традиционно проходят во внутреннем дворике с зарешеченным небесно-голубым потолком. Полагают, что именно отсюда и пошло печальное выражение "небо в клеточку".

Так получается, что за два с лишним века годами смотреть на это самое "небо в клеточку" доводилось абсолютно разным людям: и мелким воришкам, и борцам с царизмом, и идейным врагам советского режима, и современным маньякам. В XX веке здесь сидели маршал  Михаил Фрунзе, сын Иосифа Сталина Василий, актриса Нина Русланова, американский шпион Гарри Пауэрс (клеил конверты, вязал коврики – не зек, а подарок!), диссидент Владимир Буковский и многие, многие другие.

На сегодняшний день Владимирский централ – это тюрьма для опасных преступников. Тут содержатся убийцы, насильники, лица, совершившие повторные преступления в тюрьмах и колониях. Среди них – пожизненно осужденные, находящиеся по двое в камере. Это маньяки, серийные убийцы. Кстати, режим сейчас куда более гуманный, приближенный к международным стандартам. В камерах телевизоры, даже холодильники, почти любая литература, можно выписывать газеты и журналы, разрешены передачи, свидания.

И всё же – мрачное место… Тяжелая аура… Но точно можно сказать: спокойно пройти мимо ни у кого из туристов не получится. А вот внутрь пока не пускают, такого рода экстремальный туризм не предусмотрен.


Автор – apich. Использованы материалы статьи М.Фурмана «Владимирский централ».

 

 

 
  RTEmagicC_RSS_icon.gif   Наш Twitter   Наша группа ВКонтакте